Царевна (zharevna) wrote in books_darom,
Царевна
zharevna
books_darom

«Он скорее актер, чем писатель» (анонс книги «Смерть Андрея Белого (1880—1934)»)

Оригинал взят у philologist в «Он скорее актер, чем писатель» (анонс книги «Смерть Андрея Белого (1880—1934)»)

Издательство «Новое литературное обозрение» подготовило сборник «Смерть Андрея Белого (1880—1934)». Книгу составили М.Л. Спивак и Е.Л. Наседкина; в огромном томе (968 страниц!) собран богатейший материал, посвященный литературному и общественно-политическому контексту смерти Андрея Белого. Здесь и некрологи, и отрывки из дневников и эпистолярия, и посвящения, и портреты. Естественно, большинство этих текстов носят остро-полемический характер, учитывая как эпоху (первая половина советских тридцатых), так и личность самого писателя. Многие материалы публикуются впервые.

Ругань советских критиков, непонимание младших современников – все это вполне предсказуемо (и, конечно, то, как именно официоз откликнулся на смерть Белого – и даже то, как были организованы его похороны). Но особый интерес представляет мнение соратников Андрея Белого по «серебряному веку», тех, кто остался в СССР и даже пытался вписаться в «генеральную линию партии». Предлагаем вам отрывок из дневника Михаила Михайловича Пришвина.

1932

<...>. Писатель яркий, вроде Белого, главным образом не тем нетерпим, что у него иная идеология, а тем, что он, как «известный», имеет индивидуальность кричащую, выросшую за пределами революции. Отсюда ясно, что чем больше показываться на людях, тем, значит, больше навлекать на себя вражду. <...>

5 октября.

<...>. Царедворцы.

Писатели проникли ко «Двору». Быть при Дворе стало необходимостью для писателя, имеющего виды на положение и славу. Лучше всего это видно по Толстому, который прошлый год еще заявил Разумнику, что он теперь «стоит за сов. власть», а в нынешнем году уже и переселяется в Москву. Все эти писатели, Толстой, Леонов, Пильняк (тоже хитрец) и сам Максим, мне представляются всегда как бы на пружинах, такие они все умные и хитрые, и, главное, живучие. Среди стариков остаются очень немногие независимые, типа Белого, а молодежь, конечно, есть всякая, конечно, среди молодых есть живущие исключительно во власти своего таланта. <...>

29 — 30 <октября>.

Пленум Оргбюро. 30-го моя речь «Сорадование». Победа. Воистину Бог дал! Самое удивительное, это вынесло меня по ту сторону личного счета со злом, и оба героя, бонапарты от литературы Горький и Авербах получили в моей речи по улыбке. Может быть, повлияла моя молитва в заутренний час об избавлении себя от ненависти к злодеям. И, по-видимому, да, в этом году суждено мне было побороть и страх, сначала, а потом, кажется, и овладеть своей болью от ненависти к злодеям.

Никто другой из писателей не мог бы сказать подобную речь, слишком все в страстях, мной про себя пережитых. Напр., Пильняк в отчаянии, что его выругали в «Красной нови», и он сейчас в этой беде.

После меня говорил Белый... как построить литературный «Днепрострой», и что он, кустарь, хочет государству передать свой станок, и что передать он может равным, ученым, понимающим, в чем дело. Каким-то образом он хотел присоединить к моему сорадованию знание. <...>

http://www.nlobooks.ru/node/3665




Tags: books
Subscribe

promo books_darom march 24, 15:59 3
Buy for 10 tokens
Сновидения уносят нас в ирреальные миры, — порой прекрасные, яркие и насыщенные чем-то необыкновенным, а, порой, пугающе-страшные, от которых мы просыпаемся среди ночи в холодном поту. В связи с этим вспоминается Франсиско Гойя и его знаменитые офорты из серии «Капричос» с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments