August 25th, 2013

promo books_darom march 24, 15:59 3
Buy for 10 tokens
Сновидения уносят нас в ирреальные миры, — порой прекрасные, яркие и насыщенные чем-то необыкновенным, а, порой, пугающе-страшные, от которых мы просыпаемся среди ночи в холодном поту. В связи с этим вспоминается Франсиско Гойя и его знаменитые офорты из серии «Капричос» с…
Книги

Елена Баевская о том, как пробивался к читателям самый знаменитый французский роман ХХ века

Оригинал взят у philologist в Елена Баевская о том, как пробивался к читателям самый знаменитый французский роман ХХ века
MoReBo публикует вступительную статью к книге «В сторону Сванна», новый перевод которой подготовлен издательствами «Иностранка» и «Азбука-Аттикус» специально к столетию первой публикации.

Марсель Пруст. В сторону Сванна / Пер. с фр. Е. Баевской. – М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013



Есть что-то обнадеживающее для каждого молодого и честолюбивого романиста в истории о том, как пробивался к читателям самый знаменитый французский роман ХХ века, «В поисках потерянного времени», и как драматически складывалась история публикации его первого тома, «В сторону Сванна». Этот том вышел в свет ровно сто лет тому назад. Роман вызревал медленно, постепенно, первые его наброски возникли еще в 1908 году, и уже тогда обозначились такие важные для него темы как драма укладывания спать и две «стороны», две стези, поочередно влекущие главного героя: сторона Вильбона (потом это будет Германт) и сторона Мезеглиза (в окончательном варианте — Сванна). Но это еще не тот роман, который мы знаем! В следующем году Пруст отложит наброски в сторону: у него возникнет замысел критического эссе «Против Сент-Бёва» — но коечто из недописанного романа писатель включит в это эссе, и в рассуждения о литературе, вопреки ожиданиям и поверх барьеров, ворвутся будущие персонажи «Поисков» — г-н и г-жа де Германт, маркиза де Вильпаризи и сам повествователь, с которым г-ну де Германту интересно говорить о литературе, и даже молодая маркиза де Кардайек, урожденная Форшвиль, в которой мы узнаём Жильберту, дочку Сванна из еще не написанных «Поисков». Потом вдруг на одной странице с вполне реальными, вписанными в литературный процесс эпохи Морисом Метерлинком и Франсисом Жаммом появится выдуманный Прустом писатель Берготт, а за ним и несравненная служанка Франсуаза... Так критическое эссе на глазах превратится в роман, от которого автор уже больше не оторвется до самой смерти.

Читать полностью: http://morebo.ru/tema/segodnja/item/1377167327889

</div>